Главные новости

12 раундов с Муратом Гассиевым

Так уж сложилось, что интервью с Муратом Гассиевым у нас бывает с промежутком раз в 3 года. В 2013-м он – еще мальчишка, который делал первые уверенные шаги в боксерской карьере. Тогда в спортзале на ул. Маркова, где на протяжении долгих лет тренировался будущий чемпион под пристальным наблюдением своего тренера Виталия Сланова, Мурат дал блиц-интервью, немного смущаясь диктофона и внимания к себе. Затем мы встретились уже в 2016-м, после победы над Денисом Лебедевым. И вот сейчас увиделись вновь. Последняя трехлетка была для него триумфальной. О Мурате узнал весь мир. Изменился? Да. Стал взрослее, мудрее, но в душе остался все тем же жизнерадостным, светлым парнем, который смотрит на жизнь сквозь призму своих четких убеждений. Про таких говорят – человек с внутренним стержнем. Недаром фанаты прозвали его Iron! Он – осетин с железной волей к победе.

ПЕРВЫЙ РАУНД:
«Бокс – наука, исследующая человека на прочность».

 – Сейчас, как мы понимаем, Вам предстоит промежуточный бой?

– Да, будет промежуточный бой и после этого станет уже ясно, в каком направлении двигаться.

– А с кем и когда?

– Я сам пока не знаю.

– Какие-то перемены предвидятся?

– Тренер остается тот же. Big Bear в Калифорнии тоже остается – последние пять лет я там тренируюсь, и мне бы не хотелось менять это место.

– Как думаете, наложит ли травма отпечаток на Ваш стиль бокса?

– Ничего не поменяется. Просто надо тренироваться. Сейчас я даю нагрузки: организм их хорошо принимает. Ничего не поменялось в стиле тоже. Все останется без изменений.

– Недавно Вы заявили, что у Вас в приоритете бой-реванш с Усиком. Но он сейчас перешел в супертяжелый вес. Значит ли это, что Вы тоже перейдете?

– Да, вовсе не из-за этого. Я и так хотел выступать в супертяжелом весе. Просто так совпало, что и он переходит. Это двойной плюс!

– Если бы не было желания реванша и прочих факторов, самому как легче? Может все-таки остаться в своем весе?

– Я не знаю. Хочу попробовать в супертяжелом весе провести бой и посмотреть, как я себя буду чувствовать. Если комфортно, то буду проводить бои в супертяжелом весе. Если нет, то спущусь обратно в тяжелый вес.

– Спортсмены так легко относятся к этому: похудеть, набрать вес…

– На самом деле это очень непросто. Конечно, не так тяжело поправиться, как потом скинуть вес. Это большой стресс для организма и без диетолога очень тяжело. А в супертяжелом весе уже будет проще – там особо не следишь за набранными килограммами.

 Немного уставший и, на первый взгляд, суровый, Мурат Гассиев продолжал держать удар в виде потока вопросов. В это время он должен был отдыхать между тренировками, а тут нагрянули мы. В общении просматривается одна особенность: этот человек, как никто другой, умеет сосредотачиваться, концентрироваться. Его просто невозможно выбить из колеи. Видимо, именно эта – уже профессиональная спортивная черта – стала одной из краеугольных в его умении побеждать.

ВТОРОЙ РАУНД:
«Чемпионами становятся не в тренажерных залах. Чемпиона рождает то, что у человека внутри – желания, мечты, цели» (Мохаммед Али).

– Стандартный, но всегда актуальный вопрос: каким Вам видится ваше ближайшее будущее?

– Сейчас я дам интервью, а потом на тренировки поеду. А дальше я себя вижу чемпионом мира в профессиональном боксе.

– Раньше Вы говорили, что Ваша мечта – собрать все пояса. А сейчас?

– Собрать все пояса! (улыбается. – Прим. ред.)

– А политиком Вы будете? Вы же заявляли об этом.

– Ну, во-первых, это были старые факты, и там фраза была вырвана из контекста. Я сказал, что если у меня будет возможность чем-то помогать своему городу, республике – я с удовольствием это буду делать. А так – время покажет. Пока я себя вижу в профессиональном боксе.

ТРЕТИЙ РАУНД:
«Когда ты поднимаешься, друзья узнают, кто ты. Когда ты падаешь, ты узнаешь, кто друзья» (М. Тайсон).

– Когда Вы стали знаменитостью, наверняка были люди, которые хотели согреться в лучах Вашей славы?

– У меня не было таких людей. Они хотели быть в моем окружении, но я никого к себе не подпускал. Они пытались как-то попасть в круг моих товарищей, но этого у них не получилось.

– Слава – тяжелое испытание? Чувствуете в себе перемены?

– Я не поменялся, просто вес набрал чуть-чуть (смеется). А так больше ничего не изменилось.

– То есть звездная болезнь Вам не угрожает?

– Мне? Нет! Звезды вон, на небе. А я просто человек. Две руки, две ноги, просто занимаюсь спортом и стал чемпионом. Все. Начни заниматься спортом, по десять месяцев в году находись вне дома, работай над собой. Мне же так не сказали: «На, Мурат, вот тебе пояс, вот тебе народная любовь».
Я просто делал свое дело. Спасибо тем людям, которые болеют за меня, переживают!

– Вы – самый завидный жених.

– Я? Не в курсе.

– Ваше сердце занято?

– Да, занято… боксом.

– То есть свадьбы пока не будет?

– У меня? Может и будет, я не в курсе. Говорят, наверное, что на ком-то женюсь.

– Девушка должна обязательно уметь пироги готовить – это мы знаем!

– Да, было бы неплохо.

– Кстати, какое Ваше самое любимое блюдо?

– Плов очень люблю.

ЧЕТВЕРТЫЙ РАУНД:
Об авторитетах и принципах.

– А кто у Вас авторитеты?

– Старший брат и мама. И все.

– Мама стала посещать Ваши бои?

– На последних была. Я же раньше в США проводил бои. Ей не удавалось туда визу получить. Поэтому она была на поединках в России: на бое с Лебедевым, Дортикосом, Усиком.

– Переживает, наверное, сильно…

– Да.

– Большой спорт – это большие деньги. Вы бы смогли поступиться своими принципами ради выгодной сделки?

– Ради какой-то выгоды – нет! Ведь тогда получается, все, что я говорю – это я и себя обманываю, и всех людей. Я бы этого не смог сделать.

– Как бы Вы себя охарактеризовали одним емким словом? Например, Валерий Гергиев на этот вопрос ответил: «Я – концентрация».
А Мурат Гассиев?

– Хаха – я посмеяться люблю, пошутить.

– Что Вам помогает справляться с трудностями?

– Я не знаю. Каждую ситуацию нужно принимать такой, как она есть: во что-то углубляться, во что-то нет. Нет какого-то определенного правила сделать так и так. Это все от ситуации зависит. Подстраиваешься под нее.

– Вы самокритичный человек?

– Да, наверное.

– Что нужно сделать, чтобы стать Вашим врагом?

– Моим врагом?

– Наверное, лучше им не становиться!

– У меня нет врагов. Честно говоря, даже не знаю. Вот если, например, меня обманет человек – я просто перестану с ним общаться. Но он мне не станет врагом. Просто он ошибся.

– Вы даете людям второй шанс?

– Ну, один раз можно, если споткнулся – подсказать ему. А если все повторится – нет. Опять же, зависит от того, какая ситуация и какой человек.

ПЯТЫЙ РАУНД:

«Бокс – это просто профессия, и все. Трава растет, птицы летают по небу, волны омывают песок, я бью людей» (Мохаммед Али).

– Много роликов в интернете, где Вы прекрасно играете в футбол, забиваете трехочковые в баскетболе. То есть у Вас талант буквально ко всем видам спорта. Вы когда-нибудь представляли себя вне бокса: кем бы Вы тогда были?

– Ну, если не бокс, то, думаю, я бы занимался каким-то иным видом спорта. Дзюдо мне нравилось в детстве очень сильно. Точно бы в спорте каком-то был. Бездельником бы не был (смеется).

– Но Вы видите себя именно в спортивной карьере?

– Ну, в принципе я и учился неплохо, но потом, когда начал тренироваться, меньше времени стал уделять этому процессу.

– Все говорят, что спорт трудно с учебой совмещать.

– Да не трудно. Просто это ты сам себе внушаешь: да я же уже все – тренируюсь. Ты начинаешь искать себе причины, чтобы не учиться. А так – не сложно! Учеба очень важна, и не нужно пренебрегать ей.

– А если все-таки вне спорта – кем бы Вы стали?

– Я бы сидел возле подъезда, грыз семечки и обсуждал всех, сплетничал (смеется). В общем, не знаю.

ШЕСТОЙ РАУНД:
«Невозможно – это всего лишь громкое слово, за которым прячутся маленькие люди. Им проще жить в привычном мире, чем найти в себе силы что-то изменить»
(Мохаммед Али).

 – Анализируя нынешних российских боксеров, кого выделите и за какие качества?

– Из российских – Дмитрий Белов очень хороший бокс показывает. Провел уже несколько защит пояса. Хороший зрелищный боец. У него жесткий, красивый, умный бокс. Сергей Ковалев – недавно реванш провел, очень так интересно было. Много боксеров есть среди наших ребят. Есть, которые сейчас в профессионалах – это Сослан Тедеев, Алан Хугаев тоже набирает обороты. Время покажет. Но я думаю, что с таким тренером, как Виталий Сланов, у них может что-то получиться. Ну, из меня же он что-то слепил (смеется). Думаю, и из них что-то хорошее слепит. Виталий Константинович мне всегда подсказывает.

– Вы делаете многое, чтобы развивать бокс в республике. Есть что-то интересное в планах?

– Если бы у меня были возможности, я бы не только по боксу проводил турниры. Я бы занимал молодежь всем, чем только можно: и футболом, и баскетболом, чтобы они были активные, развивались. Ничего нового я не говорю. Все знают, что спортом надо заниматься. Однако все об этом только говорят, но не делают, хотя у многих есть возможности.

– Как бы Вы по пятибалльной шкале оценили уровень бокса у нас в республике?

– Я бы поставил пять с плюсом. Последние лет пять поднялся уровень. Раньше наши боксеры были очень сильными. Когда проходил чемпионат СКФО или ЮФО, все молились, только бы соперником не оказался осетин. Потом был период спада – проходные боксеры выступали. Сейчас у нас опять новое поколение боксеров подросло. Их очень серьезно воспринимают соперники. Так что работа идет, и плодотворно.

СЕДЬМОЙ РАУНД:
«Бог не взвалит человеку на плечи бремя, которое этот человек не в силах снести» (Мохаммед Али).

 – Вы верующий человек?

– Да, и всех к этому призываю. Нужно верить в Бога. У каждого, конечно, свой путь, но нужно просто верить.

– Если бы Вам Бог дал шанс что-то начать заново, что бы Вы изменили?

– Вообще ничего бы не менял. Только вот может быть перед боем с Усиком посерьезнее отнесся бы к травме. А так больше ничего менять не стал бы. Спасибо Господу за то, что дал мне такую жизнь.

– У Вас сейчас ответственный период подготовки к следующему бою. С каким настроем идете, какую работу над собой проводите?

– Даже радио на волну так не настраивают, как я сейчас настроен. Все начинаю с чистого листа. Посмотрим. Если мне дано еще выигрывать и становиться чемпионом мира, то я стану. Но я знаю, что я не жалею себя, всегда выкладываюсь на 100 процентов. Моя задача только тренироваться, готовиться, а там уже как Бог решит.

– А главное помнить, что Ваши победы уже никто у вас не заберет. Вы – наш чемпион, вас народ любит.

ВОСЬМОЙ РАУНД:
«Бокс: закон кулака, санкционированный законом».

– Какой бой Вам запомнился больше всего?

– Самый первый, когда мне 17 лет было, с украинцем. Я потом с ним реванш провел – еле-еле выиграл тогда. Еле ноги унес, можно сказать, тяжело было! Но потом я его нокаутировал через пару боев, быстро, во втором или третьем раунде.

– За пределами ринга можете кулаками помахать?

– Я? Нет, конечно. На улице мне как-то страшно драться: не потому, что я там кого-то могу убить. Ну просто как-то… В детстве – это понятно – все дерутся, а когда уже чуть подрос – мозги появились, я стал избегать конфликтов. А вы деретесь? (смеется) Чтобы побои не сняли – по лицу лучше не бить. По печени надо!

– Это так по-гассиевски: почему именно печень?

– С Виталием Константиновичем просто отрабатывали этот удар и как-то удачно получалось!

ДЕВЯТЫЙ РАУНД:
«Я ненавидел каждую минуту тренировки, но я сказал себе: «Не уходи, страдай сейчас и живи всю оставшуюся жизнь чемпионом» (Мохаммед Али).

 – У нас в Осетии, каждый раз, когда Вам предстоял бой, некоторые рестораны предлагали блюдо «Печень по-гассиевски». Печенье продавали в виде боксерской перчатки с надписью «Iron».

– Не знал этого. Я же как живу: на тренировки в зал и домой. Зачем мне это видеть. Это меня отвлекать будет.

– А где сложнее? Здесь или в США?

– В Америке, конечно, сложнее: я живу на втором этаже, а тренируюсь на первом. И вот весь мой маршрут за день – вверх, вниз, вверх, вниз и все.

– Огромный труд!

– Не совсем огромный, но часов семь в день тренировки занимают.

– Времени на хобби не остается?

– Да нет, какое хобби! Один выходной, в который ты спишь. А так: вышел, подышал воздухом и все.

– Майк Тайсон говорил: «Никто не хочет вставать в 4 утра и идти бегать, когда еще совершенно темно, но это необходимо. Единственная причина, почему я это делаю так рано – это потому, что я верю в то, что никто другой не делает это.
И это дает мне маленькое преимущество». Я знаю, что Вы тоже не любите бегать. Как себя мотивируете?

– Я ненавижу бегать. Никак не мотивирую. Просто тренер садится в машину и едет позади. Остановишься – сигналит. Приходится бежать – там не пойдешь пешком!

– И вот бежишь и думаешь: «Пропади оно все пропадом!»

– Первые пару минут – да. А потом ты устаешь и уже не понимаешь, что происходит. Уже как робот бежишь до конца, а потом обратно.

 ДЕСЯТЫЙ РАУНД:
О тренере.

– После боя с Усиком многих удивило, что Вы не поменяли тренера.

– А зачем его менять? Это пятый или шестой бой с ним. Я выиграл нокаутом все поединки, кроме одного. Один пояс завоевал, второй, но сейчас проиграл и из-за этого надо менять тренера? Это неправильно! Что касается его подсказок: во-первых, тренер – человек. Я его люблю, и он меня любит. Я для него как сын, и он переживает. Когда ты подготовился, а у тебя ничего на ринге не получается, боксера надо просто мотивировать.

– То есть его слова надо понимать, как попытку мотивировать Вас?

– Ну а как? Он будет просто кричать: «Давай! Вперед!»? Если он половину боя мне вот так вот кричит и не помогает, надо же менять тактику! Это просто глупо, кто пишет, что надо менять тренера!

ОДИННАДЦАТЫЙ РАУНД:

«Переживать из-за ошибок – самая грубая ошибка, которую только можно придумать» (Мохаммед Али).

– В поединке с Усиком у Вас была травма. Вы же могли остановить бой или такое не практикуется?

– Зачем прекращать? Я же не был там каким-то беспомощным! Можно было, конечно, остановить, но зачем? Потом говорить: «Вот я проиграл из-за того что у меня плечо болело?» Много чего бывает – руки ломаешь, но ты же не говоришь: «Остановите бой». Тогда вообще нет смысла заниматься спортом, если у тебя нет характера. Сиди дома, по телевизору смотри поединки.

– Наверное, тяжело выходить на ринг после поражения…

– Что? Трагедия что ли произошла?! Кто-то умер? Проиграл и проиграл. В следующий раз выиграю… надеюсь (смеется). Конечно, выиграю!

Давайте сфотографируемся?

– А давайте!

Под занавес интервью – традиционное фото. Наверное, без преувеличения, у каждого второго жителя республики есть такое! И контрольный вопрос:

– Не устали от камер? Часто выкладывают ролики в сети, где Вы даже не подозреваете, что Вас снимают…

– Да уже ни камеры, ни интервью – ничего значения не имеет. Сейчас тот период, когда надо все забыть и начать тренироваться!

 Сделали памятное фото. Несмотря на полупустой ресторан, откуда-то подошли люди, в т.ч. и иностранцы, которые с неподдельным восхищением попросили также фото на память. Вот она – народная любовь! Расстались, пожелав грядущей победы. Держим кулачки за железные кулаки нашего IRONа!

12 РАУНД:
«Порхать как бабочка, жалить как пчела»… Этот раунд ждет Мурата впереди.


Похожие записи:

Главные новости

Жизнь в объективе дружбы

В АМС Пригородного района по поручению Главы республики Вячеслава Битарова прошел круглый стол «Вопросы взаимодействия в сфере межнациональных отношений».

Главные новости

В центре детства

Республиканский дворец детского творчества (РДДТ) имени Б.Е. Кабалоева, по решению республиканского руководства

Главные новости

Борис Албегов наградил технический персонал администрации

Глава АМС г. Владикавказа Борис Албегов поощрил нелегкий труд работников Владикавказского муниципального учреждения

Главные новости

Январь. Итоги

Январь – самый короткий месяц года с точки зрения количества рабочих дней: в связи с новогодними каникулами граждане работали всего 17 дней. Однако, несмотря на это, первый

Главные новости

Безопасность. Без альтернатив

Во Владикавказе в ночь на 21 октября вспыхнул пожар на металлургическом заводе «Электроцинк».

Главные новости

Глава Северной Осетии произвел кадровые перестановки и назначения в правительстве

Глава РСО-А Вячеслав Битаров подписал указ о назначении Русланбека Икаева на должность заместителя председателя правительства.

Все новости из категории: