Интервью

«Надо открыть музей Даргавского некрополя»

Решение министра культуры РСО-А Эльбруса Кубалова о временном закрытии Даргавского некрополя для туристов вызвало бурное обсуждение в социальных сетях. Поводом для закрытия стало фото, на котором молодой человек делает селфи с черепом. На этот и другие аналогичные факты в своем обращении
к министру культуры сослались представители молодежного крыла «Стыр Ныхас». 
Министр поручил Национальному музею РСО-А совместно с молодежным комитетом движения «Стыр Ныхас» разработать план дальнейшей работы некрополя.

 95 склепов Даргавского некрополя – в центре общественного внимания.

Что мы знаем о них? Кто их создатель? Об этом и о многом другом – в интервью историка и археолога Петра Козаева нашему изданию.

– Склеповая культура… Где она зародилась? Где впервые фиксируется?

– Склепы – это погребальные сооружения, которые появились у наших предков и использовались на протяжении длительного периода. Первые склепы фиксируются в конце ранней бронзы у майкопских племен, которые вышли в Закавказье.

– А на Центральном Кавказе?

– На Центральном Кавказе они характерны для периода поздней бронзы. Но массовое использование склепов в погребальной практике наших предков начинается с V–VI веков нашей эры. Причем это явление характерно не для всех членов аланских племен, а для конкретного подразделения наших предков.

– Обычно, как я помню, говорили, что аланы отступили в горы и в условиях малоземелья перешли к такому погребальному обряду вместо катакомбного…

– Это устаревшая теория. Давайте вспомним: аланы хоронили в катакомбах, сарматы (на тот момент) – в прямоугольных земляных ямах, туальцы – в каменных ящиках, скифы – в срубах… Остается только один компонент нашего народа, который должен быть обозначен как строитель склепов, – савроматы. Именно савроматы – носители традиций этого погребального сооружения, этой погребальной практики.

– Из чего делаются такие выводы?

– На территории исторической Осетии – Алании периода раннего Средневековья четко прослеживается схема развития склеповых сооружений: подземные, полуподземные, наземные склепы (особое распространение получили после татаро-монгольского периода). Если исходить из того, что подразделения нашего народа (племена, субэтносы) имели свою четко обозначенную территорию расселения, то смещение произошло в результате татаро-монгольского нашествия.

– У каждого подразделения была своя территория?

– Да. Свои погребальный обряд и традиции. В составе Алании Ибн Руста в 905 году насчитывает четыре племенные группы: дигорцы жили на Кубани, в предгорьях обитали племена савроматов, аланы занимали район Кавминводской котловины и значительную часть современной Кабардино-Балкарии, сираки занимали Осетинскую (Владикавказскую) наклонную равнину от Владикавказа до Грозного. Плиний Секунд Старший указывал, что савроматы живут между меотами и туалами, то есть на север от туалов. А территория туальцев заканчивалась в районе Мыкалгабырта (там стояли арабские гарнизоны с VII по X век. Интересно мнение В. Кузнецова: в своей книге о Куртатинском ущелье, вышедшей в 2014 году, он указывает, что в селении Лац фиксируются одновременно три вида погребальных сооружений: катакомбные, каменные ящики и склепы. Это, как представляется ученому, свидетельствует о принадлежности трех разных погребальных обрядов трем различным этническим подразделениям осетинского народа. С ним согласна археолог Вера Ковалевская. Она составила карту расположения склепов по всему Центральному Кавказу. Особенно много их на северном склоне Кавказского хребта: от Аргуна до Урупа.

– С какого периода идет сокращение территории, на которой традиционно наиболее долго практиковалось погребение в склепах?

– С периода нашествия татаро-монголов. Археологи Виталий Тменов, Руслан Дзаттиаты и другие отмечали, что наиболее долго традиция погребения в склеповых сооружениях практиковалась на территории современных Ингушетии и Осетии. В Осетии факты погребения в склеповых сооружениях фиксируются вплоть до начала XIX века.

– Вы все время подчеркиваете, что мы имеем дело с узкоэтническим погребальным обрядом. То есть его нельзя распространять на весь осетинский народ?
Я правильно поняла?

– Да. В Туалгоме, например, вы не найдете ни одного склепа. Они хоронили в каменных ящиках: сначала в скорченном положении, потом производилось прямое трупоположение на спине. И так – по всему Туалгому. То есть мы имеем дело с реальным явлением: данный обряд принадлежал племени савроматов. Имя их в грузинском языке трансформировалось в название «осетины». Сваны до сих пор называют нас «савар» («сав» – один осетин, «савар» – много осетин). У сванов это слово позаимствовали картвелы. Они его трансформировали, и получилось «овс». Страна называлась «Овсети». В XIX веке буква «в» была утрачена в используемом термине и осталось «Осети». То есть грузины называют нас по имени той части нашего народа, которая с севера соседила с племенами туальцев. Савроматы как наследники скифов и амазонок обитали на Центральном Кавказе и здесь сформировались как этнически самостоятельное явление. К ним приходили различные арийские подразделения предков осетин.

– Давайте вернемся к реалиям сегодняшнего дня. Как вы считаете, целесообразно закрывать Даргавский некрополь для туристов?

– Я считаю, что Даргавский некрополь – выдающийся памятник нашей культуры и истории. Доступ к нему мы не имеем права закрывать. Это однозначно. Но необходимо принять максимально возможные меры для сохранения этого памятника.

– Правильно ли брать плату за посещение этого древнего кладбища?

– Перед могильником необходимо построить небольшой музейный павильон. В экспозиции этого этнографического музея должна быть представлена история склеповой культуры. И брать плату надо за посещение этого музея. 

– Почему нет анатомического порядка в расположении костей в склепах?

– Причин этому много: в советское время туристы часто увозили себе на память черепа, из которых делали светильники и так далее (это было модно, а поток туристов в СССР был в разы выше, чем сейчас). Отсутствие анатомического порядка – это и результат работы реставраторов в начале 1980-х. После окончания работ они наспех закинули останки погребенных.

– Что, на Ваш взгляд, необходимо делать в первую очередь?

– Увеличить охрану, количество сотрудников на некрополе. Однако когда речь идет об охране, я бы не хотел, чтобы сама архитектура склепов была дополнена какими-либо техническими средствами. Я против решеток в окошках и каких-либо иных нововведений. Склеповую архитектуру нарушать нельзя. Мы должны сохранить склепы в первозданном виде! Это наш долг перед мировой историей, перед человечеством.

Мадина ТЕЗИЕВА


Похожие записи:

Интервью

Земфира Кулова: «Жизнь – это подарок судьбы»

Земфира Кулова не нуждается в представлении. Все, кто когда-либо включал местное телевидение,

Интервью

Диалог с властью

Откровенный разговор с Черменом Мамиевым.

Интервью

Мы настроены на созидание

Мадина Сланова – руководитель эколого-просветительского центра «Барс».

Интервью

Ратманов о медицине и не только

В рамках программы «Редакция» министр здравоохранения Михаил Ратманов встретился с представителями республиканских СМИ.

Интервью

Готовимся к школе

Советы психолога

Интервью

Аслан Цуциев: сохранение национальной идентичности – важнейшая задача

В рамках очередной информационной программы «Открытое правительство» на вопросы журналистов ответил министр по вопросам

Все новости из категории: