Главные новости

Петр Павлов: в реставрации, как в медицине, главное правило – не навреди

В последнее время государство уделяет особое внимание сохранению и реставрации объектов культурного наследия. Где, как не в Северной Осетии, с ее древней богатой историей, это направление должно приобрести профессиональный ракурс и финансовую поддержку. Тем более что в 2022 году республика готовится торжественно отметить 1100-летие Крещения Алании. О том, что сделано и что предстоит сделать, какие трудности возникают в процессе реставрации, нет ли нехватки квалифицированных кадров, и о многом другом говорим с руководителем реставрационной компании «СКИФОС-РСК» Петром Павловым.

– Когда была создана ваша компания? Вы – единственные в Северной Осетии?

– Наша реставрационная организация появилась в 2018 году, а в феврале 2019 года получила лицензию на проведение реставрационных работ. Изначально мы решили, что это будет узкопрофильная реставрационная организация. Сегодня в республике около десяти компаний, которые имеют лицензию на реставрацию, но они, можно так сказать, широкого профиля, а мы занимаемся только реставрационными работами, но выполняем все возможные виды реставрационных работ из перечня, который есть в Министерстве культуры РФ. Это разработка проектно-сметной документации и все виды ремонтно-реставрационных работ: ремонт, реставрация, приспособление, консервация и даже воссоздание объектов культурного наследия. Яркий пример воссоздания – колокольня в Алагире и храм в Зруге. Хоть мы и молодая организация, но у нас имеется достаточный опыт как в проектировании, так и в выполнении производственных работ. В штате трудится более 40 человек, чуть больше привлеченных сотрудников.

– Если уж Вы заговорили о сотрудниках, то, наверное, сложно было найти специалистов высокого уровня?

– Скажу так, мы опирались и до сих пор продолжаем опираться на людей с многолетним реставрационным опытом, которые всю свою жизнь посвятили реставрации. Это Иван Стрельбицкий – инженер-реставратор высшей категории, Екатерина Марценюк – архитектор-реставратор первой категории, Петр Шутов – архитектор-реставратор и другие, которые живут и работают в Москве, но являются нашими штатными сотрудниками. Они регулярно приезжают в республику, консультируют, направляют и выполняют свой объем работ. Мы в постоянном контакте с Государственным научно-исследовательским институтом реставрации, в частности с его научным руководителем Сергеем Филатовым, с Союзом реставраторов России и его президентом Вячеславом Фатиным, который на прошлой неделе посетил Северную Осетию, встречался с врио Главы РСО-А Сергеем Меняйло по поводу создания Международного культурно-патриотического центра памяти в Беслане.

Вместе с тем в республике уже сформировалась целая плеяда молодых талантливых сотрудников, которые перенимают опыт у старших коллег. Ведь мы не можем экспериментировать на тех объектах, на которых работаем, но учиться у профессионалов, смотреть и вникать, как они работают, – это необходимо. Если подытожить, то мы тесно взаимодействуем с московскими коллегами, совместно выполняем наиболее ответственные виды работ, к примеру, обмеры объектов, 3D-сканирование, и далее наши сотрудники претворяют поставленные задачи в жизнь. Отмечу архитекторов, конструкторов Ирину Уракову, Давида Джусоева, Залину Сохиеву, Элину Джибилову, Арину Газдарову, Сармата Нартикоева, Сахангери Кулова, Анну Цгоеву, которые достигли больших успехов в своем деле. Любой проект проходит государственную историко-культурную экспертизу, и государственные эксперты отмечают рост качества наших проектов, хотя мы не собираемся почивать на лаврах. Чем больше занимаемся реставрацией, тем больше понимаем, что это лишь вершина айсберга: нам еще погружаться и погружаться. Объекты, на которых мы работаем, очень сложные даже для маститых специалистов, к примеру, памятники эпохи раннего средневековья. И мы понимаем всю меру ответственности перед обществом и перед своими потомками. В реставрации, как и в медицине, главное правило – не навреди. Лучше ничего не делать, чем осуществлять кустарную реставрацию, приводящую к потере памятников. По причине благих намерений, конечно. Поэтому прежде чем из добрых побуждений что-то восстанавливать, все же лучше обратиться в республиканский Комитет по охране и использованию объектов культурного наследия за разрешением на проведение работ.

– Какие объекты, с которыми довелось работать компании, Вы бы выделили особо?

– Это 14 объектов, которые мы реализовали в рамках одной из государственных программ. Проекты на все объекты завершены, успешно прошли государственную историко-культурную экспертизу и согласованы с Комитетом по охране и использованию объектов культурного наследия. На сегодня из 14 объектов на 10 проводятся реставрационные работы, из них 3 завершены. Это южная подпорная стена церкви Рождества Пресвятой Богородицы, средневековый храм в селении Фараскатта и крепость в селении Кумбулта. По третьему объекту скажу, что работы закончены в рамках запланированных финансовых объемов, хотя до реального завершения там еще далеко. Хотелось бы обратиться к состоятельным выходцам из тех мест с просьбой помочь довершить начатое дело до конца. Отмечу, что наша организация всегда старается, даже из собственных средств, если это возможно, завершить реставрацию объекта, как бы оставить некий подарок. Нас никто не обязывает, это исключительно желание нашей организации.

В этом году мы должны закончить работы на башне Хестановых в Донисаре, в святилище в Дагоме, по реставрации фасада в Музее осетинской литературы во Владикавказе, по ремонту в Доме-музее Коста Хетагурова в Наре. В 2022 году завершаем работы по реставрации и воссозданию Зругского храма XI века – одного из самых сложных объектов. Хочу отметить взаимодействие с фамилиями как в Зруге, так и на всех объектах. У нас есть полное понимание и поддержка. Все свою деятельность мы открыто показываем в рамках нашего канала skifos_rsk, где подробно рассказываем как о встречах с фамилиями, так и о проектных и производственных вопросах. Здесь есть тонкая грань, тонкая материя, через которую мы не можем переступить. К примеру, в святилищах есть свод правил, которые должны соблюдать и реставраторы. Поэтому на святилищах, на башнях у нас работают исключительно наши местные кадры с консультационной поддержкой специалистов из России. Я не говорю о пресловутых шортах, помимо всего прочего в них в горах вообще не практично работать. Речь идет о курении, употреблении алкоголя, даже соблюдении постов, если этого требуют традиции народа. За это направление в организации отвечает заместитель генерального директора Мухтар Байсангуров, историк по одному из образований, имеет большой опыт работы и является членом правления общественной организации «Иудзинад».

Не могу не сказать о реставрации объектов культурного наследия в Лисри. Это должен быть современный, привлекательный для туристов, но в то же время сохранивший свою аутентичность архитектурный комплекс. Мы занимаемся там всеми сооружениями, кроме церкви, применяем все виды реставрации: консервацию, воссоздание, реставрацию и приспособление. Это проект международного уровня, поэтому постоянно взаимодействуем с заказчиком – Управлением капитального строительства РСО-А, а также Комитетом по охране и использованию объектов культурного наследия РСО-А, Агентством развития РСО-А, коллегами из Москвы.

– Как эти объекты будут использоваться в дальнейшем? Кто их будет содержать?

– Это вопрос к государственному заказчику – Министерству строительства и архитектуры РСО-А, курирующим вице-премьерам. Со своей стороны, могу сказать одно: наша задача – сохранить внешний и внутренний облик объекта. Некоторые пытаются обвинить нас в том, что мы что-то меняем и т.д. Люди должны понимать, что за подобные деяния следует не просто административная, а уголовная ответственность. Наша задача – отреставрировать памятник согласно всем реставрационным канонам. Историческая литература четко фиксирует, как использовались эти памятники. Мы не занимаемся наполнением, мы только восстанавливаем объект.

– Перейдем к городским объектам. Академический русский театр имени Е. Вахтангова 30–31 октября будет торжественно отмечать 100-летний юбилей. Насколько мне известно, будут реставрироваться и боковые стены здания, не только центральный фасад. А колористика фасада вызвала немало вопросов, если помните.

– По условиям контракта наша компания должна была провести реставрационные работы центрального фасада Русского театра. Прежде чем приступить к заданию, мы провели масштабную научно-проектную подготовительную работу как химико-технологические исследования, так и зондажи. Этим проектом руководили Екатерина Марценюк и Ирина Уракова, самые ответственные и опытные исполнители. Те цвета, которые были найдены – первоначальные терракот и серый – они и были воссозданы. Мы даже публиковали картинки фотофиксации в социальных сетях. Более того, был расчет на то, что терракотовый цвет немного поблекнет, выгорит, что мы уже и наблюдаем. Откуда возник такой резонанс? Несколько активных блогеров высказали свою точку зрения, что им не нравятся цвета, тем самым разогрев к этой теме интерес. Потом другие блогеры, наоборот, высказали свою поддержку и т.д. Подчеркну, мы не можем опираться на голосование в социальной сети или на какую-либо вкусовщину, пусть даже самую изысканную. Мы реставраторы, мы опираемся на факты и лишь воссоздаем первоначальный замысел автора. И если эти цвета, которые были найдены, воссозданы, не может быть никаких вопросов. Сейчас, насколько мне известно, выделены средства для реставрации боковых частей театра. Для нас это сложная задача, но мы справимся. В дальнейшем планируется заменить и «столярку» – центральную и боковую двери. Мы в плотном позитивном контакте с директором Русского театра Владимиром Уваровым, который очень болеет за театр, вникает и погружается в мельчайшие детали реставрационных работ.

– Но Академический русский театр далеко не единственный из городских объектов, которыми Вы занимались и занимаетесь.

– Конечно. Это и Национальный музей РСО-А, где нам пришлось много поработать с кирпичом, столяркой, реставрировать живопись, искать колористику и многое другое.

Реставрация особняка Ястремского на Миллера, 33 – дома с кариатидами, «сталинки» на Маркова, дом на углу Бородинской и Горького – эти объекты были отремонтированы по программе Фонда капитального ремонта. Ввиду статуса объектов Фонд капитального ремонта по итогам открытого конкурса заключил контракт с нашей организацией на реставрацию этих зданий в рамках тех лимитов, которые были выделены. С точки зрения экономики это были убыточные объекты для нас, но с точки зрения опыта они интересны. Также идут работы по реставрации фасада Музея осетинской литературы. Окончательное решение по цвету фасада будет принято до конца ноября текущего года.

О доме Е.Б. Вахтангова. Жизнь так сложилась, что сначала мы реставрировали фабрику его отца, Багратиона Вахтангова, потом театр, в котором Евгений Багратионович начинал свои первые шаги, сейчас – фасад дома, где он родился и провел первые годы свой жизни. У нас выстроились замечательные рабочие отношения с директором Московского театра им. Е. Вахтангова Кириллом Кроком. Это не только эффективный менеджер, человек дела и слова, креативно мыслящий, но еще умеющий слышать других. Так, благодаря участию К. Крока удалось сохранить ворота и окна, которые многие заказчики посчитали бы рухлядью. Там, где был пластик, мы воссоздадим столярные заполнения из лиственницы. То же самое и по кирпичной кладке. До конца года мы свои работы закончим.

Сейчас занимаемся разработкой проекта по реставрации и приспособлению Северо-Осетинского государственного академического театра им. В. Тхапсаева. Наша задача – сохранить дух того времени и одновременно насытить здание театральными технологиями. Также в нашем ведении создание проекта реставрации моста на улице Пашковского. Сохранятся арочные пролеты, на месте асфальта будет воссоздано историческое покрытие, проекты скоро будут готовы. Хотелось, чтобы к теме подошли по-государственному и изыскали средства на претворение проектов в жизнь.

– И в заключение расскажите о проекте Международного культурно-патриотического центра памяти в Беслане. Вы уже упомянули о визите Вячеслава Фатина. Если можно, несколько слов о самом проекте, и кто был инициатором создания подобного центра.

– Сразу отмечу, что проект реализуется по инициативе комитета «Матери Беслана» и пострадавших в результате теракта 1–3 сентября 2004 г., и решение об участии в этом проекте мы приняли для себя только по итогам разговора с «Матерями Беслана», после того, как Сусанна Дудиева рассказала мне, что эта идея принадлежит им.

Концепцией создания музея предусматривается сохранение внешнего облика здания школы. Проектными решениями предусмотрена консервация существующей части здания школы №1, целью которой является не допустить дальнейшее разрушение сохранившегося корпуса школы.

Проектом предусмотрено и воссоздание южного флигеля школы, представляющего собой двухэтажное здание с двухскатной кровлей, которое будет функционировать как музейный комплекс, в котором расположатся залы для экспозиций.

Основная цель проекта – сохранение памяти о трагических событиях 1–3 сентября 2004 года, консервация сохранившейся части здания и воссоздание утраченной части школы, создание мемориального музейного комплекса.

Подчеркну, мы в тесном контакте с «Матерями Беслана», с пострадавшими. Мы – исполнители, и видим свою роль лишь в реализации пожеланий «Матерей Беслана» и пострадавших в результате террористического акта.

Мы планируем привлечь к работе лучших специалистов: как реставраторов, так и представителей общестроительных профессий. По результатам визита президента Союза реставраторов России В.Н. Фатина достигнута договоренность не только о методической поддержке проекта, но и о том, что Союз реставраторов России обратится ко всем своим членам с призывом принять участие в этом действительно особом проекте, который не имеет аналогов в мире. К нам уже сейчас поступают многочисленные звонки от реставраторов из разных уголков нашей страны с предложениями об участии в проекте.

Скажу откровенно, мы работаем в школе уже несколько недель, но ежедневно испытываем некоторое оцепенение, находясь там. «Эффекта привыкания» нет. Мне запомнились слова Сусанны Дудиевой, которая в один из дней, увидев эти эмоции у меня на лице, сказала: «Не переживай, Петр, души наших детей помогут вам». Наверное, после этого все остальное – мнения в социальных сетях, скептиков – не так важно. Главное для нас – выполнить пожелания «Матерей Беслана» таким образом, чтобы этот мемориал памяти никогда не дал забыть людям об этом самом страшном в истории человечества теракте.

Тамара БУНТУРИ


Похожие записи:

Общество

Заботе надо учиться

о Владикавказе прошла научно-практическая конференция по обмену опытом «межрегиональный опыт развития социальной сферы в России»

Главные новости

О бюджете, развитии сельского хозяйства и поддержке одаренных студентов

С отчета об исполнении республиканского бюджета за первое полугодие текущего года началось заседание Правительства РСО-А на этой неделе.

Общество

Дело настоящих мужчин

На днях в Горском государственном аграрном университете состоялась встреча начальника отделения кадров мотострелкового соединения 58-й

Главные новости

Александр Брод: Северная Осетия к выборам готова

До выборов осталось менее недели. В этот период, когда мы выходим на предвыборную финишную прямую, в республику с двухдневным визитом прибыл представитель Совета

Общество

«Кемерово, скорбим»

Сегодня, 28 марта, Россия скорбит по погибшим при пожаре в торговом центре «Зимняя вишня» в городе Кемерове.

Общество

Один из героев Курской битвы…

Вначале позволю себе напомнить, что Курская битва, или битва на Курской дуге, – это не некое отдельное сражение, а сразу несколько оборонительных и наступательных

Все новости из категории:Главные новостиОбщество