Интервью

«Это не старо, и не ново»

В Национальной научной библиотеке РСО-А в рамках проекта «Академический час», который реализует отдел художественной литературы, состоялась лекция «Поэтический венок: Коста Хетагуров – Пушкину. Ахматова – Коста Хетагурову». С сообщениями выступили Елизавета Дзапарова (старший научный сотрудник СОИГСИ ВНЦ РАН, кандидат филологических наук) и Фатима Найфонова – член Союза журналистов РФ, составитель сборника «Анна Ахматова. Переводы из осетинской поэзии». Предлагаем вашему вниманию интервью с Фатимой Найфоновой:

– Вы начали свой доклад с чтения строк из редко цитируемого стихотворения Анны Ахматовой «Это и не старо, и не ново». Почему?

– Они были написаны в 1959 году, в канун тринадцатой годовщины Постановления ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 года «О журналах «Звезда» и «Ленинград», которые были подвергнуты резкой критике за то, что публиковали А. Ахматову и М. Зощенко. Анна Андреевна тяжело пережила незаслуженное оскорбление. Ее назвали «не то монахиня, не то блудница… у которой блуд смешан с молитвой».

– Чьи слова цитировал Жданов в своем докладе?

– Слова, прозвучавшие в докладе Жданова, были вырваны из контекста статьи «Анна Ахматова. Опыт анализа», написанной еще в 1923 году литературоведом Борисом Эйхенбаумом.

Для него стало полной неожиданностью, что его литературоведческий анализ так бесцеремонно извратят и нанесут такой сокрушительный удар по творчеству Ахматовой, поэзию которой он назвал явлением в русской литературе и фактом своей личной и литературной биографии. После постановления последовала травля Анны Ахматовой и Зощенко, но Борис Эйхенбаум в ней участия не принял. Чего не скажешь о большей части писательской братии, поспешно отреагировавшей на постановление.

– Какие последствия вело за собой исключение из рядов Союза писателей?

– Ахматову и Зощенко лишили хлебных карточек, обрекая их на голодную смерть… Чудовищную несправедливость, проявленную по отношению к Ахматовой, тяжело пережил поэт Борис Пастернак. Он выхлопотал для Анны Андреевны из Литфонда пособие в три тысячи рублей и обратился по поводу трудного материального положения Ахматовой в ЦК КПСС СССР и Союз советских писателей. В результате чего московским издательствам было поручено предложить Анне Андреевне работу, связанную с переводами. Так у Ахматовой появилась возможность зарабатывать себе на жизнь.

– Каков объем переводческой деятельности Анны Ахматовой?

– Анна Андреевна перевела 150 поэтов с 78 языков, что составило около 20 000 строк. Особенно интенсивной и регулярной переводческая деятельность Ахматовой стала в 50-е годы. Именно в это время в СССР шла работа по изданию Антологий национальных литератур. В этот период готовилась к изданию и первая антология «Осетинская литература», составителями которой стали известные осетинские писатели Хадзыбатыр Ардасенов, Дабе Мамсуров и Татари Епхиев, а среди редакторов и переводчиков сборника был Сергей Шервинский, состоявший в то время в секции переводчиков и в национальной комиссии Союза писателей СССР.

– Кто конкретно привлек Анну Ахматову к работе над первой «Осетинской антологией»?

– Шервинский. Он был большим знатоком осетинской литературы: помимо переводов осетинских поэтов, Сергею Васильевичу принадлежит и ряд переводов фольклорных текстов и героических осетинских песен в разделе «Народные песни» в сборнике «Осетинская литература». Согласно же архивным документам, редакторами осетинских переводов Ахматовой были рецензенты сборника «Осетинская литература» Резник и Евгенов.

– Кого из наших поэтов перевела Анна Андреевна?

– 1 декабря 1951 года издательство академии наук, заключив договор с Анной Андреевной, получило право на включение в первый том произведений Хетагурова перевода стихотворения «Кто ты» до 260 строк. А чуть позже, 8 августа 1951 года, Ахматова, заключив договор с Государственным издательством художественной литературы, передавала право издательству на включение в сборник «Осетинская литература» 416 стихотворных строк ее переводов с осетинского. Это были: поэма Коста Хетагурова «Кто ты?» и стихи Сека Гадиева «Ненастье» и «Чермен», Дабе Мамсурова «Я помню», Георгия Кайтукова «Ребенку исполнился год», Гриша Плиева «Будто сразу присмирел», Бориса Муртазова «Ночь», Александра Царукаева «Летом» и «Осень в Урсдоне». Первая антология осетинской литературы вышла в свет 1952 году.

– Как Ахматова переводила? С подстрочника?

– Конечно, Ахматова не знала осетинского языка и переводила с помощью подстрочников. Она ведь с исключительным умением использовала подстрочники, помогала ей и поэтическая интуиция. Анна Андреевна признавалась: «Я не понимаю слов, но все же понимаю стихи».

– Какой перевод вам кажется самым удачным?

– Среди осетинских переводов самый замечательный – перевод стихотворения Гриша Плиева «Будто сразу присмирел». Ахматовский стиль переложения приближает его к оригиналу, сохраняя ритмический строй подлинника, образную систему и силу художественного воздействия. Поэтическое слово Анна Ахматова использует как знак, символ, что в определенной степени так же чувствуется в переводе стихотворения классика осетинской литературы Сека Гадиева «Ненастье». Состояние природы здесь хотя и очерчено скупыми средствами, но передано с предельной выразительностью. Стихотворение Сека Гадиева «Ненастье» смело можно отнести к пейзажным и психологическим стихам, к которым тяготела сама Ахматова.

– Какова история перевода Анны Ахматовой поэмы Коста Хетагурова «Чи дæ?» – «Кто ты?»?

Поэма входит в состав «Осетинской лиры» («Ирон фæндыр»). В поэме фигурирует влюбленный юноша – одинокий бедняк, обреченный на несчастную судьбу. Широко известен факт, что исследователи творчества поэта усматривают в поэме некоторые моменты из биографии самого Коста – раннее сиротство, неустроенная личная жизнь, полная лишений и страданий.

– Читателю предлагались стихи Коста в новых переводах?

– Вероятно, Анне Ахматовой пришлось дорабатывать уже опубликованный перевод на основе нового подстрочника, а о его наличии становится известно из архивных документов, что так же подтверждает рецензент сборника Резник. Однако разночтения в двух опубликованных вариантах одного и того же перевода очевидны и легко прослеживаются. Третий авторизированный машинописный вариант перевода, также с разночтениями, находится в рукописном фонде Анны Ахматовой и хранится он в Российской национальной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге.

– Кто впервые обратил внимание на существование трех вариантов перевода одного и того же произведения – поэмы Коста Хетагурова «Кто ты?»?

– Так получилось, что я. Теперь уникальный текст из фонда Ахматовой, введенный в научный оборот как источниковедческий документ, дал возможность ученым проследить этапы работы Анны Андреевны над вариантами перевода поэмы Коста «Кто ты?» ( «Чи дæ?»). Первым к текстологическому анализу трех вариантов перевода поэмы «Кто ты?» обратился итальянский ученый Валерио Томеллери в 2014 году.

В российском литературоведении к этой проблеме обратилась исследователь из Осетии Елизавета Дзапарова. Она путем тщательного сравнительного и сопоставительного анализа трех вариантов перевода проследила степень эквивалентной передачи Ахматовой лексических единиц подлинника, его смысловых и стилистических особенностей.

Анна Ахматова признавалась, что у нее нет никакого переводческого честолюбия, но, несмотря на это, она считала перевод трудным и благородным искусством. Ахматова была профессиональной переводчицей, чье становление как поэта исключительного таланта, началось еще в эпоху Серебряного века русской литературы, где были заложены и те традиции художественного перевода, которых Анна Андреевна придерживалась. Осетинские переводы являются неотъемлемой частью переводческого наследия Анны Ахматовой.

Беседовала
Мадина ТЕЗИЕВА


Похожие записи:

Интервью

Иран все ближе

История иранского мира имеет прямое отношение к нам, осетинам. О том, что нас связывает, я беседую с доктором антропологии из Тегерана Мортеза Резванфаром.

Интервью

Настоящий патриот своего народа и своей страны

В этом мире есть немного людей, которые, с моей точки зрения, называются Настоящими.

Интервью

Казбек Алагов: Работаем в режиме нон-стоп

Правобережная префектура объединяет два района: Иристонский и Промышленный.

Интервью

Бег – значит жизнь

61-летний Автандил Гагиев, несмотря на возраст, легко даст фору молодым. 42 километра для него – это как нам за хлебом выйти.

Интервью

О Чатал-Хююке и не только

В последнее время выходит очень много научной и научно-популярной литературы о происхождении народов, в том числе народа ир.

Интервью

Имя в смерче боя…

На страницах нашего издания мы часто рассказываем о памятных знаках, связанных с именем генерала Иссы Плиева. Их география обширна:

Все новости из категории: