Культура

Профессия – режиссер

Вадим Цаликов. Кинорежиссер, сценарист, художник. Член Союза кинематографистов и Гильдии режиссеров России. Лауреат и участник более 50 отечественных и международных кинофестивалей. Член приемной комиссии Союза кинематографистов РФ и экспертного совета. Заведующий кафедрой режиссуры в Ростовском-на-Дону филиале ВГИКа, заслуженный деятель искусств РСО-А. Награжден медалями «Во Славу Осетии» и «За боевое содружество». Живет и работает в Москве. 12 августа Вадиму Цаликову исполняется 55 лет.

 

– Юбилейное интервью – особый жанр. Принято подводить итоги и говорить о планах. Совсем недавно Вы стали зав. кафедрой режиссуры Ростовского филиала ВГИКа. Педагогические лавры Сокурова не дают Вам покоя? Вы успели посмотреть фильм его ученицы Киры Ковалевой на осетинском языке, получивший Гран-при в Каннах?

– По поводу лавров сразу могу сказать – я самодостаточен и спокоен. Фильм посмотрю. Сейчас меня больше волнует то, что происходит в творчестве моих студентов. Как заметил Карен Шахназаров, педагогика – это отдельная профессия. И очень часто бывает так, что известный режиссер, набрав студентов, не становится от этого выдающимся педагогом. Когда мне предложили набрать мастерскую, согласился не сразу, поскольку очень трудно совмещать работу в кино с преподаванием. В моем случае, это еще и частые поездки из Москвы в Ростов, поскольку никакое дистанционное обучение не заменит живого творческого общения с мастерской. Возвращаясь к «педагогическому дару». Не знаю, насколько я им обладаю, это будет видно гораздо позднее, когда мои студенты войдут во взрослую профессиональную жизнь. Пока, как мне говорят в институте, мой курс – лучший. Я стараюсь давать своим студентам то, что дал мне в свое время мой мастер, Виктор Петрович Лисакович, конечно, с учетом новых реалий. Это профессиональные навыки плюс то, что я пытаюсь передать своим ребятам в первую очередь – отношение к жизни и умение это отношение выразить на экране.

В документальном кино это достаточно непросто. Потом, режиссуре учатся на каждом своем фильме и надо быть очень наивным, чтобы думать, что с окончанием института этот процесс заканчивается. Есть один момент, который я отнес скорее к минусам обучения режиссерской профессии, сегодняшние абитуриенты – это ребята, которые только окончили школу, им по 18 лет. Для выбранной профессии это не возраст, поскольку еще нет элементарного жизненного опыта, глубокого изучения и осознания тем, которые они берут для своих работ. Да, безусловно, бывают талантливые исключения и у меня на курсе они есть, но в целом есть еще некое школьное отношение к тому, чем они занимаются. Поэтому в самом начале нашего обучения я посоветовал им побыстрее взрослеть…

– Вы сейчас много общаетесь с так называемой «провинциальной» молодежью. У вас есть студенты из Таганрога, Краснодара, Сухума и т.д. Есть среди них Шукшины?

Я скажу так – «провинциальная молодежь», это термин – постепенно уходящий в прошлое. В наше «продвинутое» время ребята, которые поступают к нам, спокойно находят на просторах интернета все, что им нужно. Мы, в свое время, готовясь к поступлению во ВГИК, с большим трудом что-то находили в библиотеках, не говоря уже о том, что большая часть фильмов советской и зарубежной киноклассики нам была попросту недоступна. Набирая мастерские, я невольно сравниваю уровень поступающих абитуриентов в московский ВГИК и Ростовский. Могу сказать, что разницы практически нет. Более того, ребята «провинциалы» зачастую гораздо активнее, они лучше знают жизнь, у них меньший процент столичного инфантилизма и больше творческих способностей. К сожалению, я встречал столичных абитуриентов, которые, например, ни разу не были в Третьяковке, хотя возможностей у них в этом плане гораздо больше. И когда их просишь назвать, например, известных художников, а они через одного упоминают тебе Айвазовского.

Знаете, почему? Потому что в интернете по алфавиту он первый. «Провинциалы» знают, чего они хотят и прилагают больше усилий, чтобы добиться результатов в выбранной профессии. Я это, опять-таки, вижу в некоторых своих студентах. У них вместо вопроса: «Почему у меня это не получается?» есть другой: «Что я могу и должен сделать, чтобы воплотить задуманное?». У меня сейчас на втором курсе есть студентка, для которой не существует понятия свободное время, каникулы. Она может позвонить и в полночь, чтобы получить консультацию по своей работе, старается успевать везде и помимо учебных работ снимает клипы, социальные ролики, одним словом, человек работает.

И я вижу, как эта количественная работа превращается в качественную. В результате, ее учебный фильм, снятый на первом курсе, был отмечен наградой на «взрослом» профессиональном кинофестивале. Такие студенты потом и остаются в профессии…

– Сейчас снять фильм может каждый. Как отстаивать границы профессионализма в такой ситуации?

 – Знаешь, это такая своеобразная примета нашего времени – появилось что-то в руках, на которое можно «заснять» фильм, будь то фотоаппарат, камера или крутой телефон и ты уже режиссер. Добавлю, точнее «сам себе режиссер». Вот эта легкая доступность к технике породила устойчивый миф, что кино сейчас может снять любой. Особенно устойчиво это внушается в соцсетях, где «диванные эксперты» или люди, снявшие «полтора фильма» и плохо разбирающиеся в специфике кино, активно обсуждают, где сейчас надо учиться и стоит ли это делать вообще. Весь этот наивный лепет вызывает улыбку и не более. Да, Квентин Тарантино пришел в кино самостоятельно, так же, как и многие режиссеры, например, французской «новой волны», но у нас почему-то забывают, что надо иметь прежде всего такой талант, которым обладает этот режиссер, кинематографическое видение и гигантскую любовь к этому виду искусства.

Что-то не очень часто встречается режиссер-самоучка, который отсмотрел то количество фильмов, которые изучал Тарантино во время своей работы в видеосалоне. Вот и получается, что человек, кое-как освоивший технику съемки, уже считает себя гениальным.

Не надо путать пиар с понятием профессионализм. Есть один очень правильный афоризм: «Экран показывает все». Как бы вы не старались «любить себя в искусстве», зрителя, не говоря уже о профессионале, трудно обмануть. Плохой звук и монтаж, слабая игра актеров, невнятная драматургия и еще многое другое всегда покажут ваше истинное лицо. В документальном фильме это видно еще лучше. Хочу огорчить многих «продвинутых» самоучек – пока еще ВГИК – это действительно школа, которая помимо основного профессионального курса параллельно возмещает огрехи сегодняшнего среднего образования.

После внедрения ЕГЭ на вступительных экзаменах мы часто сталкиваемся с тем, что человек, поступающий в институт, не знает ничего, хотя у людей, собирающихся работать в кино, особенно в режиссуре, должна быть определенная степень эрудиции. Кроме того, ВГИК – это система знаний. Режиссура – это профессия, требующая как раз такого системного образования, где теория сочетается с практикой, где студенты разных факультетов постигают особенности других профессий и учатся работать в команде, и где, простите за банальность, они просто учатся думать и оценивать свои возможности.

Многие, даже успешно сдавшие поначалу вступительные экзамены, студенты не всегда заканчивают институт, поскольку начинают понимать, что переоценили себя. И главный момент, о котором мы всегда говорим, – вуз ничего вам не даст, если у вас самих не будет желания что-то взять от него в течение пяти лет…

– В этой связи, что бы Вы хотели изменить в системе кинообразования, а что оставить неизменным?

– Я об этом говорил выше. На мой взгляд, все же необходимо не столько менять, сколько учитывать некий возрастной ценз при поступлении именно на режиссуру. Юношеские максимализм и стремление хороши тогда, когда при этом имеется степень «взрослости» и обдуманности своих решений. Нужен элементарный жизненный опыт, пусть даже небольшой.

Этим невозможно овладеть сразу после школы. Необходимо время, когда человек приобретает его, например, работая в коллективе. Наш известный режиссер Вадим Абдрашитов, поступая к Михаилу Ромму, имел за плечами химико-технологический институт и три года работы на заводе, например. Еще раз, это не означает, что нет по-настоящему талантливых и продвинутых ребят, которые могут доказать свое право поступить сразу после школы. Просто к этому моменту надо серьезнее относиться, чтобы потом не было разочарований и переживаний по поводу зря потраченного времени…

– Вы – «играющий тренер». Подключаете ли Вы к работе над своими фильмами студентов?

– Когда есть такая возможность, обязательно. Сейчас у меня планируется один проект, где в качестве ассистентов я привлеку студентов своей мастерской. Это нормальный творческий процесс, необходимая практика. Ее проходят все. В свое время, будучи студентом третьего курса, я работал ассистентом у своего мастера на документальной картине о нашем известном модельере Вячеславе Зайцеве. Это был очень хороший практический опыт и могу точно сказать, что две недели на съемочной площадке заменили мне тогда большую часть теории…

– Что Вы думаете о будущем осетинского кино?

– То, что оно у нас будет, хочется не сомневаться. Надеюсь, в свете того, о чем я говорил, чтобы оно было все-таки профессиональным. Я знаю ребят, которые совсем недавно закончили ВГИК, знаю тех, кто учится сейчас. Потенциал есть, главное, чтобы они могли найти сферу применения своим замыслам именно в республике, а это произойдет, если, наконец, восстановится студия, о которой в последнее время мы так много говорим.

Хочется, чтобы в осетинском кино был свой стиль, свой взгляд, свое видение, которое делало бы его не «местечковой» копией среднего американского фильма, а авторским, национальным. То, чем, кстати, славилось хорошее многонациональное советское кино. Это как в изобразительном искусстве. Вы ведь чувствуете, например, как отличается стиль полотен Брейгеля от работ его современников…

Хочу еще напомнить нашей талантливой молодежи, что ей всегда будут рады в филиале ВГИКа в Ростове-на-Дону. Учебный процесс идет, у нас учится весь юг России, включая и страны ближнего зарубежья. Есть, кстати, студенты и из Москвы, других российских городов. В этом году добавились бюджетные места, да и платное образование вполовину дешевле, если сравнивать с московским вузом. Необходимы только три вещи – хорошая подготовка, серьезное обдуманное решение и очень сильное желание посвятить себя такой сложной, но такой замечательной профессии кинематографиста…

Беседовала Мадина ТЕЗИЕВА


Похожие записи:

Культура

«Преодоление судьбы». Ольга Малтызова

В залах второго этажа Художественного музея им. М.С. Туганова функционирует выставка «Преодоление судьбы»

Культура

Великий фильм на осетинском языке

В Доме кино состоялся премьерный показ фильма Григория Чухрая «Баллада о солдате», переведенного на осетинский язык.

Культура

«Меня перенесла сюда любовь»

Год театра в Северной Осетии открылся очень интересным событием. Буквально в первый рабочий день после новогодних каникул на сцене концертного зала СОГУ прошла премьера спектакля

Культура

Абсолютно народная

В конце минувшей недели в Национальной научной библиотеке (ННБ) чествовали в связи с юбилеем Ирину Георгиевну Гуржибекову, народного поэта Осетии, единственную женщину, которой присвоено это звание. А еще Ирина Георгиевна – кавалер медали «Во славу Осетии», заслуженный работник культуры, публицист, общественный деятель, неравнодушный гражданин, патриот своей Родины и своего народа, «меткое перо», борющееся за правду […]

Культура

«Ставку в этом проекте мы делаем на молодежь Осетии»

22 мая во Владикавказе продолжит свою работу Кинолаборатория Ассоциации документального кино Союза кинематографистов России,

Культура

Булат Газданов – первый «Герой Труда Осетии»

Вчера в торжественной обстановке на сцене Северо-Осетинского государственного театра им. В. Тхапсаева выдающемуся деятелю культуры Булату Газданову

Все новости из категории:Культура