Интервью

«Таинственный сад» Анастасии Гурджиевой

Современных композиторов Северной Осетии можно пересчитать по пальцам одной руки. Тем приятнее было познакомиться с совсем еще молодым композитором Анастасией Гурджиевой (творческий псевдоним в интернете – Настя Черчесты).

– Кто впервые обратил внимание на Ваши музыкальные способности? Как шло Ваше развитие в этой сфере?

– По счастливому стечению обстоятельств я с мамой попала на прослушивание к Целине Цезаревне Грейм, лучшему педагогу по фортепиано, а дальше она взяла меня в свой класс в музыкальную школу №2. И вот четыре года мы упорно с ней занимались, до ее отъезда в Москву. Ей тогда уже было около восьмидесяти …

В этой же музыкальной школе я продолжила обуче­ние у не менее востребованных педагогов: у Марины Павловны Киороглы по классу фортепиано и у Татьяны Ильиничны Ленкиной по теории. Позже я поступила в колледж искусств им. Гергиева на теоретическое отделение, к тем же учителям.

В общем, с наставниками мне везло!

– В какой момент Вы поняли, что хотите быть именно композитором? Как учат на композитора?

– Это прозвучит странно, но, несмотря на мою любовь к классикам, во время того, как я разучивала программу по фортепиано, мне хотелось что-то изменить в музыке, будь это соната Моцарта или Бетховена. Возможно, тогда я и поняла, что хочу писать свою музыку.

– Как рождается музыкальное произведение?

– Сочинение музыки для меня достаточно сложный и кропотливый процесс. Бывает, тема сама к тебе «приходит», а дальше проще: ты ее развиваешь, гармонизуешь и придаешь произведению какую-то форму. Затем смотрит педагог и в общем говорит о структуре и драматургии произведения. Или же наоборот.

– Чем Вам интересна музыкальная жизнь столицы?

– Меня очень радует, что в Москве я имею возможность услышать шедевры мирового искусства в исполнении выдающихся оркестров, ансамблей, как российских, так и зарубежных.

– Бывают ли у композиторов любимые композиторы или это нонсенс?

– Наверное, не смогу выделить кого-то определенного, сегодня я слушаю Листа, завтра Дебюсси, послезавтра Чайковского, и круг не замыкается. Выдающихся композиторов достаточно много, в зависимости от настроения.

– Ваши хобби?

– Очень люблю ходить в театры, музеи, кино. Занятия спортом, конечно же, тоже никто не отменял, для меня это обычно турники и гимнастика.

– Каково положение композитора в современном российском обществе?

– Конечно, немного обидно, когда музыку к фильму пишет человек, совершенно далекий от музыки. Надеюсь, что в будущем ситуация изменится к лучшему и каждый будет заниматься своим делом.

– В чем причины того, что в Осетии композиторская школа становится женской? Или это общемировая тенденция?

– Женщин-композиторов как-то до сих пор не воспринимают всерьез, но мы с моей однокурсницей из Гнесинки намерены ломать стереотипы в этом плане. Кстати, о женщинах-композиторах: когда я поступала в Гнесинку, не занимаясь при этом композицией ранее, мне как-то собрать свои произведения на нотных листках и предоставить комиссии при поступлении помогла композитор Людмила Тимофеевна Ефимцова, педагог ВКИ по народному творчеству, которая в свое время тоже окончила Гнесинку по классу композиции у самого Арама Хачатуряна. У нас во Владикавказе, в колледже искусств, к сожалению, композиторское отделение отсутствует.

– Чувствуете ли Вы себя белой вороной среди сверстников, интересны ли они Вам?

– Мне всегда интересно находиться в компании друзей самых разных профессий, поскольку я узнаю от них много нового, интересного.

– Если бы Вам дали деньги и сказали, что Вы финансово должны поддержать одно из направлений в музыке, какое бы Вы выбрали?

– Наверное, я бы поддержала классику, особенно ту, что называют современной, так как зачастую ее не так легко воспринимать «неподготовленному» слушателю. Хотя та же симфоническая музыка, которая была написана мною в качестве дипломной работы, легко вписалась бы в кино саундтреком, оркестровое звучание нравится всем. Тут уже главная задача – найти своего заказчика.

– Как любите отдыхать?

– Я за активный отдых. По возможности, даже если уезжаем на море, всегда нахожу себе какое-то дельце.

– Вы генетический носитель двух древних культурных кодов: армянского и осетинского. Будете ли Вы писать произведения крупной формы (симфонии, оперы), посвященные истории этих народов?

– В произведениях, написанных мною, я старалась использовать как армянские, так и осетинские интонации, в той же симфонической поэме «Таинственный сад» (Mysterious garden), а далее судить слушателю, услышит он эти интонации или нет. «Таинственный сад» – это моя дипломная работа. Когда клавир был полностью готов, я инструментовала сочинение для большого симфонического оркестра, после чего мое произведение исполнили в Министерстве обороны РФ, их же оркестр. Также я обращалась и к творчеству осетинских поэтов, сочинила романс на стихи «Зонын» Коста Хетагурова и три романса на стихи замечательной современницы Ирины Гуржибековой – «Камень на Фиагдоне», «Не оставляй», «Не ставьте ромашки в вазу…».

– Какой лучший совет Вам дали в жизни?

– Мне как-то перед важным экзаменом дали маленькую бумажку, на которой было написано: «Слабые скажут: «Не судьба», сильные скажут: «Я попробую еще раз», а самые сильные скажут: «Я буду пробовать до тех пор, пока все не будет так, как я хочу». Мне этот лозунг очень понравился! Хотя это скорее призыв, чем совет!

– Что бы Вы посоветовали молодому человеку, который хочет стать композитором?

– Я бы рекомендовала слушать и играть много классической музыки, а также импровизировать, а далее уже будет легко работать во всех направлениях.

Беседовала

Мадина ТЕЗИЕВА


Похожие записи:

Интервью

Леонид Сасиев: «Быть педагогом – это счастье»

5 октября работники образования отмечают профессиональный праздник.

Интервью

Хаджимурат Гацалов: Твори добро!

Северная Осетия всегда была многоконфессиональной республикой. На религиозную тематику корреспондент газеты «Владикавказ» пообщалась с муфтием

Интервью

Курс на экономическое развитие

Создание благоприятных условий для формирования предпринимательской среды, либерализации условий ведения бизнеса

Интервью

Минсельхоз подвел итоги

Объем производства валовой продукции сельского хозяйства превысил ожидаемую цифру (25,1 млрд рублей) почти на 5 млрд руб.

Интервью

Режем по живому? Или по давно отжившему?

Россия очень заинтересована в развитии бизнеса.

Интервью

Владислав Заалишвили: «Землетрясение – доказательство того, что земля живая»

Известный российский ученый, директор Геофизического института Владикавказского

Все новости из категории: